Родники в пустыне

Школа для родителей

Сегодня — в отличие от еще недавнего прошлого — в СМИ можно услышать о проблеме аутизма, еще чаще — от друзей, соседей. Человек, не столкнувшийся с этим загадочным явлением в жизни, может подумать: да что такое, неужели это так важно? Важно. И в первую очередь потому, что до недавних времен на детях, получавших диагноз «аутизм», сразу ставился крест. Да и сам диагноз ставился редко, проблем с ним много, — старались заменять на «родственные», шизофрению например. Но вдруг оказалось, как-то разом, что дети — удивительные. И будущее их небезнадежно, а во многом зависит от того, какие условия будут созданы для их самовыражения, а также от того, какую позицию займут по отношению к ним окружающие, в первую очередь — родители.

Неформальное общество помощи аутистам «Маленький принц» проводит встречи с психологом, спецпедагогом Людмилой Авшаровой под названием «Школа для родителей». Как принять ребенка с аутизмом таким, какой он есть? Как научиться понимать, что с ним происходит? Как поддерживать все лучшее, что в нем есть? Как помогать ему понимать свои ошибки и как признавать его право быть не таким, как ты? А главное — как научиться не винить себя?

«Школа для родителей», как и вся деятельность «Маленького принца», основывается на нестандартных подходах и к детям, и к родителям. Здесь  нет парт, лекций, дневников — неактуально. И нравоучений нет. Зато есть обратная связь между всеми участниками, каким является, кстати, и ведущий психолог. Специалисты, которые никак не могут расстаться со своей ролью всезнающих наставников, на планете «Маленького принца» не будут чувствовать себя уютно.

— Здесь мы учимся общаться и принимать себя и своих детей в социуме как таких же, не особенных, — рассказывает Людмила Николаевна. — Сейчас накоплено много страхов: что будет через год, два, три? Дети наши на добро отвечают нам добром, на страх — отвечают страхом. Они очень чутко воспринимают родителей и либо подхватывают их состояние, эмоцию, либо игнорируют ее, но все равно какую-то работу над собой предлагают. «Не тронь вазу — она разобьется!» — «Ты боишься, что она разобьется? Я тебе помогу. Чтобы этот страх закрепился, беру ее и разбиваю». Эмоциональная связь с детьми очень яркая, симбиотическая. Почему и важно родителям начинать работу именно с себя.

— Семья, воспитывающая ребенка с расстройствами аутистического спектра, испытывает постоянные сложности общения с социумом, — продолжает психолог. — Родители волей-неволей начинают выстраивать определенные ограничения, предваряя неоднозначные взгляды вслед ребенку, замечания по поводу недолжного воспитания с последующими рекомендациями, проявлениями агрессии. Все это не позволяет им сконцентрировать свое внимание непосредственно на эмоциональном контакте с ребенком, который ему крайне необходим в незнакомой, далекой от дружественной обстановке. Кроме того, родители часто лишены моральной поддержки не только знакомых, но и близких людей. Окружающие в подавляющем большинстве ничего не знают или знают поверхностно о проблеме детского аутизма, и родителям бывает трудно объяснить им причины разлаженного поведения ребенка, его «капризы», отвести от себя упреки в неправильности воспитания. Бывают и случаи нездорового интереса окружающих, которые чаще всего заканчиваются полным непониманием либо псевдосочувствием, от которого родителям становится еще горше. Одна из задач нашей школы, и вообще «Маленького принца», — помочь родителям установить эмоциональный контакт с ребенком, поверить в свои силы, изменить ситуацию к лучшему.

А силы ой как нужны. К сожалению, ситуация в коррекционном образовании такова, что научить чему-то ребенка с аутизмом может далеко не каждый специалист, и вся нагрузка, ответственность, задача передать опыт социального взаимодействия с чужими людьми падает полностью на плечи родителей. Но если они сами не могут наладить контакты с окружающими? Ребенку делают замечание, когда он что-то с общей точки зрения сделал не так, а родитель становится на чью сторону? Зачастую он становится на сторону окружающих, которые, делая замечания, всего лишь обслуживают свою потребность чувствовать себя комфортно, и всё. Но ниточка взаимодействия «мать — дитя» прерывается, ребенок становится одиноким, и его ощущения имеют право быть, потому что он живет этими ощущениями.

Поэтому так важно родителям — не только мамам, но и папам, бабушкам, дедушкам, да и вообще всем, кто находится рядом с ребенком в текущий момент, — определить для себя приоритетное начало. Для этого сначала они сами должны почувствовать себя свободно, выйти, образно говоря, из клетки. Этому родители и учатся на встречах «Маленького принца», не только в группах психологической поддержки, — вообще вся клубная работа направлена на то, чтобы мамы, а вместе с ними и дети могли видеть перспективу и, конечно, не чувствовали себя социально изолированными.

— С тех пор как мы стали активно общаться, друзья просто не узнают тебя, рассказывает Елена Алексеева (фамилии родителей изменены. — Ред.), мама ребенка с аутизмом. — И хотя раньше ты сам, один, искал в себе рычажки какие-то, подкручивал себя как-то, все равно — когда мы стали общаться друг с другом, это уже стало ощутимым противовесом. Потому что жизнь наша — это ежедневный стресс. У нас вот нет машины, мы всегда на автобусах, всегда в магазинах… И как ты себя ни настраиваешь, все равно приходишь домой — закрываешь дверь за спиной, переводишь дыхание. Ну, дома начинается по-своему: потопы, еще что. И вот общение, хотя бы по телефону, большую роль играет. Родители начинают ощущать, что в социуме уже занимают свое местечко. Мы часто вспоминаем наши первые встречи, с детьми и без, — все такие нервные были, запуганные, заплаканные.

— Всегда хотелось, чтобы родители больше общались, чтобы такая школа для них была, — делится своими переживаниями еще одна мама, Юлия Артемова. — Чем больше мы сами будем знать о проблемах, тех, что уже есть, и тех, что ждут впереди, тем легче нам будет с ними справляться. Мы уже можем друг друга поддерживать. И потом, иногда так хочется с кем-нибудь поговорить. Родственники вроде как и поддерживают, но все равно это — стена. Если какая-то ситуация, у ребенка обострение, он в таком состоянии, что только я понимаю, что к нему лучше не подходить или, наоборот, его лучше обнять, то дома, конечно, начинается полный кошмар: все начинают лезть, дергать, и получается только хуже. Страх будущего сидит такой, что не дай бог, как говорится; страшно, что не сможешь все это вытянуть.

— Участие в группах психологической поддержки родителей чрезвычайно важно и крайне полезно как для мам, так и для пап, для всех родных, — подтверждает все сказанное Людмила Авшарова. — Именно здесь они учатся общению друг с другом, регулируя эмоциональный фон, находят  оптимальные, психологически комфортные пути решения стрессовых ситуаций, возникающих достаточно часто в общении со своим ребенком и окружающими. Существование таких групп позволяет родителям, воспитывающим детей с аутизмом, не забывать, что они являются полноценными, гармонично развитыми личностями, сами по себе, способными получать больше положительных эмоций от воспитания своих детей, и овладевать навыками защиты интересов ребенка без ущерба для себя и окружающих. А дети, как губки, впитывают эмоциональное состояние самых близких людей. Взаимоотношения «мать и дитя» здесь основные, это тот краеугольный камень, от которого ребенок и отталкивается.

На тему, почему вообще так сложно принять ситуацию, этот непонятный аутизм, можно было бы рассуждать очень долго. «Ну вот представляете, человек рос, — объясняет Елена Алексеева, — его так воспитывали: окончишь школу, поступишь в университет, выйдешь замуж, родишь ребенка, ребенок подрастет, пойдет в школу, окончит университет, родит ребенка, будешь нянчить внука… А тут раз — а не поступит в университет… и в школу не пойдет!.. И рушится у человека вся картина мира. Нас не учили быть готовыми ко всему, к любому жизненному повороту. Поэтому такая школа выживания, и у каждого она своя. Вместе же проще переживать кризисы, в этом убеждаемся на каждой групповой встрече. Когда приходит «новичок», это очень заметно…»

«Школа для родителей» является важной частью клубной работы «Маленького принца», но не единственной, потому что, конечно, одних групповых встреч с психологом недостаточно, — важно вообще начать жить по-другому, почувствовать свою причастность к сообществу.

— Быть вместе — чтобы не чувствовать себя одинокими, — поясняет Людмила Авшарова. — Чтобы не фиксировать собственное внимание на беде, на несчастье. Потому что доминантный вопрос в головах — кто-то признаётся, кто-то нет — «За что мне это?». И у каждого были вопросы: почему у всех всё нормально, а у меня нет? А когда ты входишь в объединение, то уже чувствуешь по-другому, и через эту призму идет другой взгляд на самих детей. Эмоции родителей при воспитании очень разные: от раздражения до умиления, от умиления до злости… Всплеск эмоций — потому что живые. Только не нужно путать эмоцию и чувство с качеством личности: эмоции и чувства кратковременны, сиюминутны, а качества жизни создаются годами.

За время существования «Маленького принца» в процессе игровых, тематических встреч уже начало формироваться, условно говоря, психологическое направление работы с детьми и подростками; сейчас создается студия «Астероид Б-612», основная аудитория которой — дети предпубертатного и собственно пубертатного возраста. От того, насколько родители научатся понимать основные потребности детей, преодолевать негативные формы их поведения, формировать целенаправленную деятельность, зависит, на какую ступень социального развития они все же смогут выйти. Важно сформировать «я». И чувство защищенности. При любом раскладе. Благодарность, с которой дети это воспринимают, непередаваема на словах.

— Они рождаются, заявляются — и говорят: «Вы вот старше, вы умные, вы все знаете, так попробуйте разобраться с моим состоянием и мне помочь!» О помощи, образно говоря, они кричат, — объясняет необычное поведение аутят специальный психолог Людмила Николаевна. — И все аффекты — это прежде всего стремление достучаться до ушей окружающих, чтобы они поняли — мама ли, папа, учительница или тетя в автобусе, — что где-то перегнули палку в отношениях с этим ребенком. То есть это они что-то сделали неправильно, не учли его состояние, — это надо понимать. Ну и стоит помнить о сохранении своих жизненных сил: обеспечивая благоприятное отношение к самим себе, мы заботимся о дальнейшей комфортной жизни ребенка, который находится вместе с нами.

Дети с аутизмом — чистейшие люди, они как те родники в пустыне, которые не видны глазу, но именно благодаря им так лучится песок. Им несвойственно врать, причинять умышленно зло, они не копят обид — такое ощущение, что они приходят в наш мир, на нашу планету, чтобы сделать ее добрее, чище. Но они нуждаются в поддержке.

Очередная «Школа для родителей» состоится сегодня, 19 июня, в 16.00. Занятие, как всегда, бесплатное. Более подробная информация — на сайте «Маленького принца» malenkiy-prints.ru.

Опубликовано в «Новой газете во Владивостоке» 19 июня 2014 г.

Поделиться
 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Мы будем благодарны за любую помощь. Все средства пойдут на развитие проекта «Маленький принц».

Спасибо!

Разработка сайта: Яковлева Анастасия