Использование танцевальной терапии и метода цирковой педагогики при аутизме

129Высокий интерес к проблеме аутизма мирового профессионального сообщества – в области как медицины, так и специальной педагогики – объясняется высокой рождаемостью детей с аутизмом, или расстройствами аутистического спектра (далее – РАС). Несмотря на существующее многообразие методов абилитации аутичных детей (АВА-терапия, эрготерапия, сенсорная интеграция, нейропсихологическая коррекция, энималтерапия, холдинг-терапия и т.д.), специалистами и родителями непрестанно ведется поиск все новых и новых методов работы и подходов к своим подопечным. Имеющийся опыт показывает, что общепринятые и директивные методы зачастую не дают положительных результатов...

а те, что работают для одних детей, оказываются совершенно неэффективны для других. Актуальными становятся методы, основанные на творческой импровизации, раскрытии потенциала каждого конкретного ребенка. Такими недирективными методами являются танцевально-двигательная терапия (ТДТ) и метод цирковой педагогики (МЦП), которые мы взяли как основополагающие в нашей работе.

Использование двигательных методов развития, какими, по сути, являются МЦП и ТДТ, в одной программе является естественным, так как двигательная активность – мощный биологический стимулятор жизненных функций растущего организма; потребность в движениях составляет одну из основных его физиологических особенностей, являясь условием его нормального формирования и развития.

Имея возможность резюмировать опыт собственной танцевально-цирковой студии, мы рассматриваем цирковую педагогику и танцевально-двигательную терапию как родственные методы, решающие общие задачи. И там и там идет формирование двигательных навыков и умений, развитие пространственных представлений (очевидная связь с нейропсихологической коррекцией), развитие координации движений, устойчивости, равновесия, чувства ритма, формирование как непроизвольной, так и произвольной саморегуляции, обучение ощущению своего тела, раскрытие и раскрепощение индивидуальных чувств через движение, установление ритмического баланса в теле и энергетической гармонии, из чего со всей очевидностью следует, что сочетание техник ТДТ и МЦП в одном курсе занятий целесообразно. Двигательные методы дают детям возможность по-новому и по-другому ощутить свое тело; переключение с одного метода на другой дает возможность удерживать их внимание в течение более длительного времени, чем использование какого-либо одного метода. Более того, оба метода допускают игру, а игра, по утверждению игрового терапевта Г.Л. Лэндрета, – это «интегральная составляющая жизни детей, уникальное средство, способствующее развитию экспрессивного языка, эмоций, коммуникативных и социальных навыков, практических и интеллектуальных способностей ребенка».

В России авторство метода цирковой педагогики принадлежит санкт-петербургской организации «Упсала-Цирк», «единственному в мире цирку для хулиганов». Метод примечателен тем, что, по сути, является комплексным. Во-первых, здесь можно говорить о психологическом воздействии: огромный инструментарий для установления эмоционального контакта, возможность самовыражения, что особенно актуально при недостатке вербальных средств; повышение самооценки, преодоление страхов и уменьшение тревожности; снятие психоэмоционального напряжения, групповое взаимодействие (командная работа является очень важной составляющей), острота ощущений, необходимая в подростковом возрасте, возможность заявить о себе, развитие креативности, расширение внутреннего мира; снижение вероятности появления агрессии и самоагрессии, обучение умению выражать эмоции и контролировать их и т.д. Во-вторых, это необходимая для детей собственно физическая подготовка, которой требуют упражнения с использованием циркового инвентаря: ходули, слэклайн, баланс-доски, унициклы, мячи и т.п. Уникальность метода цирковой педагогики заключается в том, что в нем встречаются элементы и сенсорной интеграции, и нейропсихологической коррекции (цирковая педагогика отлично вписывается в концепцию метода замещающего онтогенеза), и танцевально-двигательной терапии и др. Переоценить значимость такой работы практически невозможно, ведь «воздействие на сенсомоторный уровень с учетом общих закономерностей онтогенеза вызывает активизацию развития всех высших психических функций».

Целью нашего исследования было изучение влияния танцевально-двигательной терапии в сочетании с методом цирковой педагогики на психомоторное развитие и психоэмоциональное состояние детей с РАС, в связи с чем мы решили ряд задач: 1) изучили особенности развития детей с РАС; 2) на основе имеющихся сведений и опыта составили для экспериментальной группы курс занятий с применением техник ТДТ и метода цирковой педагогики, испытали его на практике и проанализировали; 3) оценили влияние разработанного курса занятий на психомоторные и психоэмоциональные характеристики детей с РАС.

Настоящее исследование было проведено на базе танцевально-цирковой студии «Роза Экзюпери» владивостокского Неформального общества помощи аутистам «Маленький принц», в котором занимаются около 20 детей с расстройствами различной степени тяжести. В эксперименте приняли участие две группы: экспериментальная, в нее вошли пятеро постоянных участников студии, и контрольная – из числа тех ребят, которые в большей степени участвуют в занятиях, где доминантным является ручной труд, деятельность у них менее активная, преимущественно ребята работают «за столом».

Участники экспериментальной группы являются, повторим, постоянными участниками клуба, в коллективе достаточно адаптированы, хорошо знают друг друга, с ведущим установлены доверительные отношения. В группе царит атмосфера безопасности, что дает возможность в процессе занятий импровизировать и отклоняться от строго заданной структуры. Группа разновозрастная (от 7 до 16 лет), что соответствует принципу метода цирковой педагогики. Ведущими поощряется наставничество более сильных и старших детей относительно более младших и слабых.

В соответствии с классификацией Никольской – Баенской – Либлинг в нашем исследовании участвовали дети преимущественно 2-й группы тяжести, в связи с чем многие методы диагностики к ним были попросту неприменимы.

Мы использовали схему наблюдений, разработанную психологом И.И. Мамайчук. Основными параметрами наблюдения автор выделяет эмоционально-поведенческие особенности, включающие в себя особенности контакта, активность, особенности эмоционального тонуса, оценку ребенком своего поведения и успехов; особенности работоспособности: динамику продуктивности ребенка в процессе занятий, истощаемость, переключаемость внимания; особенности развития познавательных процессов: особенности ориентировочно-исследовательской деятельности, понимание обращенной речи и использование речи, особенности целенаправленного поведения.

Также мы попробовали применить модифицированную метрическую шкалу для исследования моторной одаренности детей и подростков с опорой на методику Головей и Рыбалко, методику «Мотоскопия» Озерецкого и Толчинского. В некоторых случаях задания упрощались – адаптировались в соответствии с уровнем интеллектуального развития детей, для которых сложные инструкции были просто недоступны.

Что касается метрической шкалы для исследования моторной одаренности детей и подростков, то, учитывая быструю истощаемость нервной системы и неустойчивость внимания, мы выбрали для оценки возможностей ребенка весьма ограниченное количество упражнений, и главный интерес для нас представляла не столько точность исполнения заданий, сколько в принципе готовность и способность ребенка выполнять их.

В описании по методике «Мотоскопия» Озерецкого - Толчинского основными параметрами анализа мы обозначили осанку, позу, выражение лица, смех, жестикуляцию, речь, движение, рукопожатие.

Каждое занятие имело структуру устойчивую, но гибкую, позволявшую импровизировать, что возможно, если учитывать, что группа хорошо адаптирована и доверяет ведущему и другим участникам группы.  

В структуре каждого занятия было выделено пять основных элементов: 1) разминка; 2) релаксация; 3) освоение внутреннего и внешнего пространства; 4) специальная цирковая подготовка (эквилибристика и жонглирование); 5) совместная танцевальная импровизация. Общие цели занятий: улучшение психомоторных характеристик детей-участников, вовлечение их в действие, привлечение их внимания к окружающим, снятие телесного и психоэмоционального напряжения, снижение тревожности, переключение внимания с одного действия на другое, удержание в предлагаемом правиле, расширение сенсомоторного репертуара, стабилизация энергетического потенциала организма и др.

Основным связующим звеном танцевально-двигательной терапии и метода цирковой педагогики в нашей программе была работа с пространством, все части каждого занятия выстраивались вокруг этой условной оси.

Мы уделили значительное внимание формированию именно пространственных представлений, исходя из научных исследований и общепризнанных выводов о нарушении ориентации детей с аутизмом в пространстве, а также учитывая их проблемы в установлении границ с внешним миром и проблемы, связанные с соматогнозисом и – как следствие – с праксисом. «Среди базисных психических функций одна из центральных связана с пространственно-временными представлениями, так как эти представления участвуют в формировании практически всех навыков и функционировании всех сложных процессов. К ним относятся элементарно и сложно организованные движения, восприятие, рисование, речь, письмо, чтение, счет и т.д. Пространственно-временные представления выстраиваются постепенно, начиная с телесных ощущений еще во внутриутробном состоянии и заканчивая формированием личностного пространства».

ТДТ и МЦП задействуют схожие механизмы интегрирования движений в схему тела, доводя необходимые навыки до автоматизма, что является необходимым условием для дальнейшего успешного развития ребенка, его ориентации в окружающем мире и формирования социально-бытовых навыков.

 Сравнительнный анализ состояния детей до и после разработанного нами курса занятий показал, что у детей экспериментальной группы улучшились показатели, связанные с эмоционально-волевой сферой: участники программы стали более контактны, активны, их взаимодействие с окружающим миром стало более открытым и осознанным, начала формироваться целенаправленная деятельность. Увеличился эмоциональный тонус – отношение к ситуации стало более избирательным, отношение к происходящему – более критичным. Более того, участники экспериментальной группы стали гибче в отношении к происходящему, показали более высокую скорость адаптации и инициативность, умение принимать правила и выдерживать очередность.

У детей увеличилась динамика продуктивности в процессе занятий: деятельность стала более структурированной, сосредоточение на инструкциях – более длительным. Участники стали включаться в рабочий процесс, лучше взаимодействовать в группе. Выросла скорость адаптации к новому и скорость переключения внимания на новые задачи.

 Исследования по модифицированной метрической шкале одаренности детей и подростков с опорой на Головей – Рыбалко показали улучшения в области психомоторного развития: испытуемые стали лучше управлять своим телом, что говорит о прогрессе в области произвольной саморегуляции, улучшилась также и пространственная ориентация, как в схеме своего тела, так и во внешнем мире. Как следствие выросла уверенность в себе, что в дальнейшем предполагает более успешный жизненный сценарий, дальнейшую социально-бытовую адаптацию.

 

Таким образом, мы увидели, что занятия, активно задействующие двигательные анализаторы, более эффективны, чем традиционные методы коррекции, направленные на работу за столом, и подтвердили гипотезу о положительном влиянии танцевально-двигательной терапии и метода цирковой педагогики на психомоторное и психоэмоциональное развитие детей с расстройствами аутистического спектра.

Ссылки:

1 Новые направления в игровой терапии: Проблемы, процесс и особые популяции / Под ред. Г.Л. Лэндрета. – М.: Когито-Центр, 2007. – С. 16.

2 Семенович А.В. Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза: Учебное пособие. – 8-е изд. – М.: Генезис, 2015. – С. 8.

3 Цыганок А.А. Нейропсихолог в реабилитации и образовании. – М.: Теревинф, 2014. – С. 104.

Публикация по материалам диплома выпускницы программы дополнительного профессионального образования «Танцевальная терапия: теория и практика» Елены Пинчук.  Руководитель  программы - Наталья Юрьевна Оганесян. Защита дипломов состоялась в сентябре 2016 года.  Начало обучения следующего набора програмы дополнительного образования:  14 ноября 2016 года.

Пинчук Елена, психолог, танцевальный терапевт

Оганесян Наталия Юрьевна, балерина, хореограф, кандидат психологических наук, медицинский психолог, танцевальный терапевт, Городская психиатрическая больница №6, Клиника неврозов им. И.П. Павлова, руководитель программы дополнительного профессионального образования «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика» в Институте практической психологии «Иматон»

Опубликовано в «Психологической газете» 26.09.2016 г.

Поделиться
 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Мы будем благодарны за любую помощь. Все средства пойдут на развитие проекта «Маленький принц».

Спасибо!

Разработка сайта: Яковлева Анастасия