Маленький принц: Астероид или Аспергер?

130

Автор: Женевьева Истабрук

Университет Калгари

Перевод на русский язык: В.А. Кошкин

АВТОРЕФЕРАТ

«И если к вам подойдет маленький мальчик с золотыми волосами, если он будет звонко смеяться и ничего не ответит на ваши вопросы, вы, уж конечно, догадаетесь, кто он такой. Тогда – очень прошу вас! – не забудьте утешить меня в моей печали. Скорей напишите мне, что он вернулся...»

Представляется полной случайностью, что два человека, имена которых синонимичны слову «аутизм», опубликовали свои знаменитые труды с разницей во времени в один год...

Лео Каннер в работе 1943 года «Аутистические нарушения аффективного контакта» описал синдром, проявляющийся у детей в виде аутистического одиночества, нежелания перемен, «островков» таланта и работоспособности. А в 1944 году Ганс Аспергер описал «аутистическую психопатию детского возраста», которая, несомненно, была частью того же спектра, что и синдром Каннера, потому что относилась к тем же аспектам развития. Несмотря на то что их формулировки во многом различались, оба специалиста использовали термин «аутистические» в отношении качеств стремления к одиночеству и недостатка чувства общественного. Каннер ввел в науку термин «ранний детский аутизм», что связало эти качества, хотя и неуместно, с введенной Блейлером концепцией шизофрении. Однако, определяя уникальные характеристики конкретных детей, Каннер отделял их от того, что в связи с этой точкой зрения было бесформенным набором ментальных расстройств и детских психозов. Определение аутизма, данное Аспергером, было шире, и его ряды исследований включали в себя как объекты детей с большим набором способностей. Каннер никогда не упоминал Аспергера в своих трудах, Аспергер же обнаруживал сходства между двумя синдромами, однако все-таки утверждал, что это отдельные явления.

В 1943 году вышла еще одна книга, художественная, но представляющая собой историю, которая может быть интерпретирована как поразительный пример изучения ребенка с синдромом Аспергера. Автор этой книги – французский военный летчик и искатель приключений Антуан де Сент-Экзюпери. Заглавный герой книги проявляет расстройства речи, невербальной коммуникации, моторной координации и социального взаимодействия в дополнение к ограниченному набору интересов и навыков, которые рождают мрачные ассоциации с детьми, описанными Аспергером как «странные дети, которые смотрят на вас так, как будто только что свалились на Землю с другой планеты». Более того, поведение Маленького принца и его трагический конец во многом совпадают с современными определениями синдрома Аспергера, которые описаны в системе DSM-IV.

***

До поздних 70-х только имя Лео Каннера было синонимом слова «аутизм». Опубликованная в США знаменательная работа Каннера дала миру классическое описание детей, которые с рождения или с ранних лет проявляли отстраненность от общества и безразличие к нему, немоту или эхолалию с идиосинкразической речью, чрезвычайное сопротивление к переменам в собственном повторяющемся распорядке дня, а также имели изолированные навыки зрительно-пространственной памяти при общем отставании в обучении (5). Каннер позаимствовал термин «аутизм» из работы Блейлера 1911 года на тему шизофрении.

Блейлер выделил аутизм как один из основных аспектов шизофрении, считая его активным уходом из реальности с целью жизни во внутреннем мире фантазии. Каннер предположил, что детский аутизм является ранней формой шизофрении и дети с аутизмом имеют потенциально нормальный интеллект (4). Сначала Каннер предполагал, что данный синдром по происхождению наследственный, но под влиянием преобладающих научных взглядов США того времени в 1949 году написал, что причины аутизма относятся к эмоциональной, а не физической сфере. Он продолжил эту мысль так: расстройство возникает вследствие неправильного воспитания ребенка слишком интеллектуальными и недостаточно эмоциональными родителями высшего общественного класса. Эту идею с готовностью приняли, так как психоанализ в то время был на пике популярности (5).

В 1944 году Ганс Аспергер, педиатр из Вены, опубликовал первую работу из серии, посвященной детям и подросткам, которые проявляли наивность, неадекватность и эгоцентризм в социальном взаимодействии, хорошо владели языком, имели богатый словарный запас, но при этом их речь была склонной к повторениям, бедной в плане интонации и языка тела; также они воспринимали очень ограниченный круг интересов и часто проявляли недостаток моторной координации. Дети, которых он описывал как страдающих от «аутистической психопатологии», имели пониженный, нормальный или даже повышенный интеллект – и часто специфические проблемы с обучением (5). Аспергер всегда настаивал на том, что описанный им сидром возникает по причине расстройства определенных аспектов развития мозга, по происхождению чаще всего генетических. В отличие от Каннера, он не верил, что аутизм является разновидностью шизофрении либо иной формы психоза. Определение аутизма у Аспергера было шире, чем у Каннера, и включало в себя случаи от органического повреждения мозга до практически нормального состояния. Сегодня название «синдром Аспергера» практически всегда используется как диагноз аутичных детей с высоким интеллектуальным и вербальным уровнем, поведение которых близко к нормальному (7).

Несмотря на то что работа Аспергера стала широко известна в континентальной Европе тотчас после выхода в свет, она не приобрела известности (возможно, была проигнорирована) в англоязычной литературе. С точки зрения Аспергера аутизм является вариантом наследственных свойств личности. Он писал о похожих, но менее проявленных свойствах у родителей аутичных детей, обычно у отцов (5). Эта точка зрения в то время казалась неполиткорректной, поскольку были популярны психоаналитические теории и в обществе преобладала идея возникновения психических расстройств у детей по вине матери. Впрочем, в ранних 80-х несколько работ, анализирующих идеи Аспергера, было опубликовано в Великобритании. Лорна Уинг и Джудит Гульд продвинули вперед идею аутистического спектра, ряда расстройств, характеризуемых триадой дефектов: дефектами социального взаимодействия, общения и воображения. В этом определении синдромы Каннера и Аспергера были обозначены только как часть спектра. В 1994 году синдром Аспергера впервые появился в системе DSM (5).   

Книга «Маленький принц», которая была написана в 1943 году Антуаном де Сент-Экзюпери, французским писателем, изобретателем и военным летчиком, – одна из самых известных и самых любимых книг для молодого поколения. Ее сюжет очень прост: летчик, совершивший вынужденную посадку в пустыне, встречает необычного ребенка, который, по его собственным словам, прилетел с очень маленькой планеты. Маленький принц живет на своей планете с тремя вулканами и высокомерной Розой, капризы которой сбивают его с толку. Пока летчик изо всех сил старается починить свой сломанный самолет, Маленький принц подробно рассказывает историю о своем путешествии на Землю. В поисках лучшего понимания дружбы малыш отправился по разным планетам, где встретил много удивлявших его взрослых, а именно короля, честолюбца, пьяницу, делового человека, фонарщика и географа. Каждый из них, как и сам Маленький принц, живет на маленькой одинокой планете. Наконец малыш прибывает на Землю – и сначала расстроен, потому что Земля кажется ему необитаемой, так как он приземлился в середине пустыни. Через взаимодействие с терпеливым Лисом и ядовитой змеей Маленький принц выучивает ценные уроки, тема которых – сама природа дружбы. Несмотря на то что Маленький принц также находит родственную душу в летчике, его желание вернуться к своей капризной Розе и родному дому приводит его к смертельному договору со змеей.

Отдельно от простого, похожего на сказку повествования и сопровождающих его рисунков автора наиболее интересное в книге – сам Маленький принц. Этот персонаж был интерпретирован многими способами. Некоторые предполагают, что он представляет собой «внутреннего ребенка». Другие – что его прототипом был Леон Верт, друг детства Сент-Экзюпери, которому тот и посвятил свою книгу. Однако, если интерпретировать книгу более буквально, странное поведение Маленького принца может быть рассмотрено по-иному. Его фантастическая история о межпланетном путешествии может быть его интерпретацией попыток интегрироваться в различные социальные ситуации, в то время как его тоска по своей маленькой планете может быть признаком навязчивого пристрастия, которое аутисты испытывают к своим домам и своим любимым «владениям». В своей работе 1944 года Аспергер проницательно дал не только свое первое и главное описание того, что он в то время назвал «аутистической психопатией», но также четыре интересных описания мальчиков школьного возраста, поведение которых было типичным для этой формы аутизма. «Ниже я буду описывать особенно интересный и очень узнаваемый тип ребенка. Дети, которых я представлю, все имеют фундаментальное нарушение, которое проявляет себя в их физическом облике, особенностях выражения и, в самом деле, во всем их поведении» (1). Несмотря на то что Маленький принц Сент-Экзюпери – вымышленный персонаж, его внешность, вербальное и невербальное общение, а также социальное взаимодействие имеют шокирующее сходство с описанием Аспергера. Даже если применить более современные взгляды на критерии диагностики синдрома Аспергера, Маленький принц все равно соответствует по характеристикам индивиду с данным синдромом.

«С тех пор как появилось точное описание аутистической личности, таких детей можно определить мгновенно. Они узнаваемы по мелким деталям, например по тому, каким образом они входят в кабинет на первичном приеме, по их поведению в первые несколько мгновений, по первым словам, которые они произносят» (1). В своей изначальной работе Аспергер подчеркивал, что внешность индивидов с аутизмом, которых он изучал, имеет отчетливые признаки. Он описывает детей с аутизмом как имеющих «очень различимые, тонко очерченные черты», в частности «почти аристократическую внешность». Хотя это обобщение сейчас считается спорным, оно анекдотическим образом включает в себя заглавного персонажа Экзюпери. Интересно заметить, что знатное происхождение Маленького принца в книге нигде не обозначено, на иллюстрациях у него тоже нет ни короны, ни каких-либо еще регалий. Таким образом, заключение рассказчика, что мальчик – принц, должно быть основано на внешних свойствах и манерах ребенка, которые создали у рассказчика впечатление: «Он был очень, очень славный» (2). В дальнейшем рассказчик называет его «хрупким сокровищем» и нежно говорит про то, как смотрел «на его бледный лоб, на сомкнутые ресницы, на золотые пряди, которые развевал ветер» (2). Аспергер также несколько раз отмечает, что дети с аутизмом часто имеют сильный недостаток моторной координации. Более современные исследования показали, что большинство людей с этим синдромом плохо играют в игры, где требуются моторные навыки. Кроме того, проблемы управления, связанные с данным расстройством, в некоторых случаях затрагивают умение писать или рисовать (5). Это интересная гипотеза, из которой следует, что Маленький принц так настойчиво требует у рассказчика нарисовать ему барашка с самого начала их встречи, потому что он страдает от расстройства, называемого сейчас расстройством невербального обучения, и поэтому не может нарисовать или написать что-то сам.   

В отличие от индивидов с более тяжелой формой аутизма, люди с синдромом Аспергера обычно на высоком вербальном уровне. Большинство из них начинают говорить тогда же, когда и нормальные дети, в то время как другие могут начать говорить в невероятно раннем возрасте (5).  Впрочем, их речь по содержанию обычно ненормальна, педантична и часто состоит из долгих подробных обсуждений любимых предметов (7). Они достаточно быстро овладевают полным набором грамматики, но могут испытывать проблемы с правильным употреблением местоимений, заменяя на второе или третье лицо первое (7). Иногда они повторяют как стереотип какое-нибудь слово или фразу. Это относится и к Маленькому принцу, который говорит: «Странный народ эти взрослые», «Право же, взрослые – очень странные люди», «Да, без сомнения, взрослые – очень, очень странный народ» (2) – снова и снова после каждой встречи со взрослым на одной из маленьких планет. Ребенок или взрослый с синдромом Аспергера может создавать неологизмы или употреблять слова необычным способом. Его высказывания всегда логичны, даже если они не связаны с заданным ему вопросом или делаются с необычной точки зрения (7). Странная форма логики Маленького принца хорошо показана в гневной речи против взрослых, которые слишком заняты «важными делами», чтобы слушать его: «Я знаю одну планету, там живет такой господин с багровым лицом. Он (…) никогда ничего не делал. Он занят только одним: он складывает цифры. (…) И прямо раздувается от гордости. А на самом деле он не человек. Он гриб!» (2). Можно предположить, что Маленький принц хочет сказать, что человек, который раздувается от гордости, похож на гриб, но способ, которым персонаж это выражает, определенно необычен. Речь людей с синдромом Аспергера, может быть замедлена, их ответы на вопросы могут быть слабо или вообще никак не связаны с самими вопросами (7). Это соответствует тому, как говорит рассказчик у Экзюпери: «Он рассказывал об этом понемножку, когда приходилось к слову», «Маленький принц засыпал меня вопросами, но когда я спрашивал о чем-нибудь, он словно и не слышал. Лишь понемногу, из случайных, мимоходом оброненных слов мне все открылось» (2).

У людей с синдромом Аспергера проявляется много недостатков в плане невербального общения. Часто у них почти не меняется выражение лица, кроме случаев проявления сильных эмоций, таких как гнев или боль. Жесты обычно ограничены или очень неуклюжи и не соответствуют сопровождающей их речи (5). И наоборот, понимание мимики и жестов других людей у них слабо, они могут неправильно понимать или игнорировать эти и другие невербальные сигналы (7). Странность невербального общения Маленького принца показывается рассказчиком с момента первого появления мальчика: «вижу – стоит необыкновенный какой-то малыш и серьезно меня разглядывает» (2). Аспергер писал, что «дети с аутизмом имеют недостаток мимики и жестов <…> во время разговора. <…> Их лицо обычно расслаблено и пусто, взгляд устремлен на что-то потерянное и далекое». У Маленького принца также «странный голосок» (2), это свойство Аспергер часто отмечал у многих детей с аутизмом, с которыми работал. Их речь он описывал как «неестественную, часто как будто карикатурную, которая у наивного слушателя вызывает смех». К тому же, если тщательно изучить лицо Маленького принца на иллюстрациях автора, очевидно проявляется недостаток мимики. Его глаза пусты и невыразительны, поза жесткая и неудобная. Поскольку иллюстрации автора напоминают комикс, черты мимики и жестов Маленького принца очень распознаваемы, особенно в сравнении с выразительными и глубоко очерченными чертами лиц описанных в книге «взрослых».

Повторяющиеся действия и упрямое сопротивление отклонениям от глубоко засевшего внутри распорядка – другой ключевой признак поведения людей с синдромом Аспергера. Дети с этим расстройством любят раскручивать вещи и смотреть на них, пока вращение не остановится. Такой интерес встречается у них в намного большей степени, чем у нормальных. Рассказчик со временем понимает секрет печальной жизни Маленького принца, у которого долгое время было только одно развлечение – любоваться закатом солнца. Позже в книге раскрывается истинная «одержимость» Маленького принца закатами: «Вот бы ему такое могущество! Он бы тогда любовался закатом не сорок четыре раза в день, а семьдесят два, а то и сто, и двести раз, и при этом даже не приходилось бы передвигать стул с места на место!» (2). Аспергер также замечает, что «дети с аутизмом намного тяжелее страдают от тоски по дому <…>. Возможно, что необычайная степень привязанности к объектам и обычаям дома, близкая к навязчивой идее, заставляет этих детей так много страдать от разлуки» (1). В самом деле, Маленький принц страдает от глубокой тоски по своей планете, и это приводит его к трагическому концу. Другое наблюдение Аспергера таково: «эти дети во всем следуют своим собственным побуждениям и интересам, не обращая внимания на внешний мир» (1). На примере Маленького принца это поддерживается описанием поведения ребенка во время его первой встречи с рассказчиком: «А между тем ничуть не похоже было, чтобы этот малыш заблудился, или до смерти устал и напуган, или умирает от голода и жажды. По его виду никак нельзя было сказать, что это ребенок, потерявшийся в необитаемой пустыне, вдалеке от всякого жилья» (2). Наконец, можно предположить, что его «маленькая планета, которая была чуть побольше его самого» (2), просто метафорическое представление строго ограниченного, изолированного мира ребенка с синдромом Аспергера.

Люди с синдромом Аспергера в его классической форме могут демонстрировать поразительные навыки в дополнение (или вопреки) к имеющимся расстройствам. Для них не является чем-то неординарным исключительная память и чрезвычайный интерес к одному или двум предметам, таким как астрономия, геология, история, генеалогия королевских династий, расписания автобусов, доисторические монстры или персонажи телесериала при исключении всего остального. Для индивидов с синдромом Аспергера типично «впитывать» каждый доступный факт, относящийся к их избранной сфере, и говорить об этом бесконечно долго, независимо от того, заинтересован ли в этом слушатель (7). Одна такая долгая и подробная речь Маленького принца, описанная рассказчиком, хорошо иллюстрирует это свойство: «Есть такое твердое правило. Встал поутру, умылся, привел себя в порядок – и сразу же приведи в порядок свою планету. Непременно надо каждый день выпалывать баобабы, как только их уже можно отличить от розовых кустов: молодые ростки у них почти одинаковые» (2). Он «бледнеет от гнева», когда летчик перебивает его – тот в это время занят починкой самолета, от которой Маленький принц его отрывает своей бесконечной болтовней. Кроме того, Маленький принц искусен в садоводстве до такого уровня, что может даже разговаривать со своей бесценной Розой. Он также каким-то образом способен понимать животных и говорить с ними, причем кажется, что он понимает животных намного легче, чем других людей. Эта способность придает ему сходство с Тэмпл Грэндин, американской женщиной с аутизмом, которая посвятила свою жизнь конструированию более человечных способов животноводства, ставя себя на место животных, которые со временем будут использовать орудия (5).

Хотя Уинг пишет, что люди с синдромом Аспергера очень мало понимают значение фактов, ими изучаемых, сам Аспергер всегда подчеркивал, что дети, с которыми он работал, проявляли превосходные способности в абстрактном логическом мышлении. В соответствии с точкой зрения Аспергера, Маленький принц делает много проницательных комментариев внутри повествования, которые, как представляется, за пределами возможностей его возраста. Некоторые из комментариев Маленького принца, такие как «Знаешь, отчего хороша пустыня? Где-то в ней скрываются родники…» не только удивительно «взрослые», но также поэтичные. Временами его абстракции кажутся запредельными для понимания рассказчика, что показано в следующих словах: «Мой друг никогда мне ничего не объяснял. Может быть, он думал, что я такой же, как он. Но я, к сожалению, не умею увидеть барашка сквозь стенки ящика» (2), а также в другой главе: «– А как же! – воскликнул он, словно речь шла о самых простых, азбучных истинах. И пришлось мне поломать голову, пока я додумался, в чем тут дело» (2).

«Расстройство [аутизм] проявляется в серьезных и типичных трудностях социальной интеграции» (1). Это повреждение двустороннего социального взаимодействия является наиболее явной и негативной характеристикой индивидов с синдромом Аспергера. Однако кажется, что это повреждение социального взаимодействия имеет причину не только в желании уйти от социального контакта. Скорее проблема возникает вследствие недостаточной способности понимать и использовать незаписанные, неизложенные, постоянно меняющиеся правила социального поведения (7). «[Один пациент] не знал, что такое уважение и был абсолютно безразличен к авторитету взрослых. Он пренебрегал дистанцией и говорил без стеснения даже с незнакомцами» (1). Такая характеристика относится и к Маленькому принцу, проявляясь в некоторых взаимодействиях со взрослыми, которых он встречает в путешествии. Он редко произносит слова приветствия или прощания кому-то из этих взрослых и в некоторых случаях уходит «растерянный и недоумевающий» (2), не окончив разговора; часто при этом он говорит что-то сам себе. «[Дети с аутизмом] могут чего-то потребовать или просто начать разговор на тему, которую сами выберут. И все это (…) не обращая никакого внимания на разницу в возрасте, социальном статусе или положении согласно этикету» (1). Это игнорирование общественных тонкостей также показывается в некоторых случаях на протяжении всей повести Сент-Экзюпери. Например, Маленький принц озадачен тем, что король при первой встрече называет его «подданным». «Как же он меня узнал? Ведь он видит меня в первый раз! – Он не знал, что короли смотрят на мир очень упрощенно: для них все люди – подданные». Во время встречи с честолюбцем Маленький принц демонстрирует, что ему непонятны ни поклоны со снятием шляпы, ни аплодисменты – он смотрит на то и на другое как на игру и думает: «Здесь веселее, чем у старого короля». Интересно, что Маленький принц, по-видимому, легче всего заводит дружбу именно с наиболее эксцентричными персонажами повести. Например, про фонарщика, который каждую минуту гасит фонарь и снова его зажигает, он думает: «Вот бы с кем подружиться…», жалея не только о том, что на маленькой планетке «нет места для двоих», но и что «за двадцать четыре часа на ней можно любоваться закатом тысячу четыреста сорок раз!» А встретив географа, который представляется как «ученый, который знает, где находятся моря, реки, города, горы и пустыни», Маленький принц говорит: «Как интересно! Вот это настоящее дело!»

Аспергер утверждал, что нормальные дети приобретают социальные навыки, не думая об этом, потому что изучают их инстинктивно. Напротив, дети с описанным в его трудах синдромом вынуждены изучать социальные навыки с помощью интеллекта, что может требовать постоянных напоминаний о том, как вести себя в различных отдельных ситуациях. Согласно теории они испытывают недостаток интуитивного понимания того, как адаптировать свои подходы и реакции к нуждам и личным свойствам других людей. Этот недостаток называют «слепота ума». В отличие от нормальных детей, которые способны изучить социальные навыки через неосознанное наблюдение, дети с аутизмом вынуждены изучать такие навыки систематически, как предметы в школе. Такой тип обучения показан при взаимодействии Маленького принца с Лисом, который желает, чтобы его приручили. Маленький принц задает вопрос: «А как это – приручить?» Лис объясняет: «Сперва сядь вон там поодаль, на траву <…>, с каждым днем садись немного ближе… <…> Нужно соблюдать обряды». Впрочем, Маленький принц озадачен необходимостью такого «обряда» начала дружбы и весьма заинтересован в значении урока, поэтому спрашивает: «А что такое обряды?» Подобно многим реальным индивидам с синдромом Аспергера Маленький принц не может полностью понять сущность дружбы так, как понимает ее нормальный человек. Приручив Лиса, Маленький принц на слова «Я буду плакать о тебе» отвечает: «Ты сам виноват. Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно, ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил…» «Да, конечно», – говорит Лис. «Но ты будешь плакать!» – «Да, конечно». – «Значит, тебе от этого плохо». Некоторые индивиды с синдромом Аспергера могут осознавать свои трудности и даже пытаются преодолеть их, но неуместными способами и обычно безуспешно. Как Маленький принц, они могут «перелетать» от человека к человеку, никогда не создавая прочных эмоциональных связей, и относятся к людям более как к предметам изучения, чем как к товарищам.

Несмотря на то что Аспергер завершил свою перевернувшую мир работу оптимистическим взглядом на будущее детей с описанным им синдромом («…вопреки своей ненормальности [они] могут исполнить свою социальную роль в обществе, особенно если найдут понимание, любовь и поддержку»), более современные исследования показывают менее радужные данные. У индивидов с синдромом Аспергера клинические диагнозы в большинстве показывают тревожные состояния и различные степени депрессии, особенно в подростковом возрасте (7). Многие из них в конце концов понимают, что отличаются от своих сверстников, и могут стать излишне чувствительными к критике и практически изолироваться от общества. Многолетнее исследование двадцати двух людей с синдромом Аспергера показало, что пять из них в юношеском возрасте пытались покончить с собой (7). Кроме того, дети с синдромом Аспергера часто становятся объектом насмешек и травли, скорее всего потому, что «они производят впечатление хрупкой уязвимости и жалкой инфантильности, которая для некоторых трогательна, а остальных просто выводит из себя» (7). Поэтому можно предположить, что Маленький принц совершает самоубийство с помощью змеи не просто потому, что верит, что таким образом сможет вернуться на свою собственную планету, но еще и потому, что он чувствует себя совершенно чужим и несчастным на нашей Земле.

Почему представляет интерес то, что Маленький принц, как изложено выше, страдает синдромом Аспергера? В самом деле, он просто несуществующий персонаж, придуманный давно погибшим человеком. Однако при исследовании синдрома Аспергера хорошо известная и написанная простым языком книга может стать ценным практическим материалом. Более того, мрачное сходство описания «мальчика с другой планеты» у Сент-Экзюпери и описаний детей, которых исследовал Аспергер, порождает два вопроса. Во-первых, если Маленький принц имеет реальный прототип, страдал ли этот человек синдромом Аспергера или другой формой аутизма? Во-вторых, если книга автобиографична, страдал ли синдромом Аспергера сам Сент-Экзюпери? Несмотря на то что автор загадочным образом исчез в полете спустя короткое время после публикации «Маленького принца», до нас дошло, что он был практически «одержим» авиацией, и его описывали так: «странный человек, необычный и чудесный, принц, благородный принц, отчужденный, потерянный среди нас» (3). Независимо от того, существовал ли Маленький принц в реальности, прочтение повести с поиском параллелей в работах Аспергера и более современных исследователей синдрома Аспергера может быть бесценна для понимания интересных, сложных и удивительных людей с этой формой аутизма.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Аспергер, Г. «Аутистическая психопатия». «Архив фюр психиатри унд нервенкранкхайтен», 1944 (перевод на английский язык Ю. Фрит, 1991)

2. Сент-Экзюпери, А. Маленький принц. «Харкурт, Брейс и Ворлд», 1943 (перевод на русский язык Н. Галь, 1979).

3. Эйерамонно, Дж. Антуан де Сент-Экзюпери. Ссылка: http://tripod.lycos.nl/tlp/antoine.htm

4. Фримен, Г. Эд. Век психиатрии. Лондон, «Мосби-Вульф Медикал Комьюникэйшенс», 1999.

5. Фрит, Ю. Аутизм и синдром Аспергера. Оксфорд, «Бэзил Блэкуэлл», 1995.

6. Грэндин, Т. Я думаю картинками. Нью-Йорк, «Даблдэй», 1995.

7. Уинг, Лорна. Синдром Аспергера: клиническое описание. «Сайколоджикал Мэдисин», 1981.

Статья опубликована в альманахе «Ежегодная история дней медицины», № 11, «Уайтлоу», март 2002.

Поделиться
 
Комментарии  
# Володя Кошкин 06.10.2016 13:56
Благодарю Вас, Елена. Надеюсь, эта статья будет полезна и внесет свой вклад в российскую науку.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Володя Кошкин 06.10.2016 14:00
Я не во всем согласен с автором, но при переводе старался донести до читателя именно авторскую мысль. Если что-то в тексте покажется вам странным, мне казалось тоже; но у автора так.

А в целом статья доктора Истабрук восхитительна. Вот откуда, скорее всего, пошло название "синдром Маленького принца".
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Мы будем благодарны за любую помощь. Все средства пойдут на развитие проекта «Маленький принц».

Спасибо!

Разработка сайта: Яковлева Анастасия