От танцев к сердцу: как во Владивостоке помогают ребятам с аутизмом

190 copyДиректор общества помощи «Маленький принц» Елена Пинчук смотрит вниз из окна третьего этажа. На улице сын ее подруги — одиннадцатилетний Вадик — вышел в соседний магазин. В пути он дергает дверные ручки машин, несколько раз останавливается. Но спустя пять минут возвращается. С заветным «Сникерсом» в руке. Вадику, ребенку с расстройством аутистического спектра, сделать это было непросто. Он, как и еще 20 ребят, сейчас ходит на занятия, которые проводит общество помощи «Маленький принц». Как ребят учат ездить в автобусах и покупать попкорн, рассказывает «Приморская газета».

Подготовка к жизни

Ребятам с расстройством аутистического спектра во Владивостоке начали помогать шесть лет назад. Мама ребенка с аутизмом, Елена Пинчук, собрала вокруг себя родителей таких же детей, как и ее сын Лёша. Сначала родители просто гуляли вместе, отмечали праздники и делились своими проблемами. — Очень многие считали, что только у них одних в мире ребенок с аутизмом. До сих пор помню, как я кинула первый клич на форуме и позвала всех собраться в кафе. У мам глаза округлились от того, как нас оказалось много, — добавила руководитель общества помощи. В 2014 году родители арендовали помещение для творческих уроков. Так появилось общество помощи «Маленький принц». С приставкой «неформальное».

— Все мы, костяк этого движения, в молодости были неформалами — рокерами и хиппи, которые не подчинялись общепринятым нормам и жили, как хотели. И дети у нас такие же необычные, и ничего в этом страшного нет, — говорит Елена. Просторное помещение, куда приходят ребята с родителями, напоминает большую детскую комнату. Повсюду рисунки, игрушки, мячи. Примерно через полчаса начнется занятие.

Сёма принес бублики к чаю. Следом за ним заходит мама. «Привет, Сёма!», — говорит ему Елена Пинчук. Мальчик не отвечает. Он «плюхается» на диван и крутит в руках чужой телефон. Позже заходит Паша — он один из немногих, кто пришел без мамы. Подросток здоровается, снимает куртку и идет наливать чай. Кажется, ему все равно, что другие дети кричат, валяются на полу и бегают, хлопая дверьми. Паша говорит, что мальчишки в группе задираются и матерятся. Он предпочитает оставаться в стороне.

— В основном, у нас занимаются ребята с синдромом Каннера. Это тяжелая форма аутизма, при которой речь слабо развита или отсутствует вообще, чаще всего нарушено умственное развитие, — объясняет директор общества помощи аутистам «Маленький принц» Елена Пинчук. — Сейчас тут собираются дети переходного возраста. Им просто необходимо выплеснуть энергию, неважно как: они могут ударить или стиснуть в объятиях, поэтому заниматься с ними непросто. Многие говорят, что очень важно подготовить ребенка с аутизмом к школе. Но я уверена, что куда важнее подготовить их к жизни.

Через физику к лирике

Сейчас в «Маленьком принце» занимаются около 20 детей разного возраста и уровня развития, и к каждому нужен индивидуальный подход. Общество помощи аутистам является представителем питерской школы танцевально-двигательной терапии и цирковой педагогики для детей и подростков с РАС (расстройством аутистического спектра). Танцевально-двигательная терапия базируется на признании того, что тело и психика взаимосвязаны. Ученики «Маленького принца» выполняют несложные упражнения: бросают друг другу мячи, жонглируют, ходят по натянутой стропе, учатся держать баланс. За счет этого педагогам удается достучаться до эмоций ребят.

— Наши дети любое изменение в окружающей обстановке воспринимают как трагедию. Их может вывести из себя разлитая вода или фломастеры, лежащие не на привычном месте, — говорит Елена Пинчук. — С помощью двигательной и танцевальной активности мы можем снизить их тревожность. Например, мы научили Лёшу кататься на коньках. И когда он понял, как тормозить, то этот тормоз сработал и в эмоциональном плане. Он теперь не такой агрессивный и непослушный, каким был раньше. Воспитанники центра стараются как можно чаще выбираться из четырех стен. Дети принимают участие в городских праздниках, ездят на пикники, ходят в кино и другу к другу в гости. Одно из недавних ярких мероприятий, организованных «Маленьким принцем», это праздник в честь Дня распространения информации о проблеме аутизма, 2 апреля.

Для ребят праздник стал своеобразной проверкой на прочность, и они ее с успехом прошли. Они вместе прыгали через скакалку, жонглировали мандаринами и танцевали. Также на празднике выступали творческие коллективы. Детям очень хотелось присоединиться к сверстникам: они выбегали на импровизированную сцену, прыгали и звенели колокольчиками. Мамы ласково уводили их в сторону. Никаких осуждающих взглядов на празднике, конечно, не было. Для ребят это очень важно, подчеркивает директор неформального общества «Маленький принц» Елена Пинчук.

Свой маленький принц

Сыну Елены — Лёше — 14 лет. Диагноз ему поставили десять лет назад. То, что с мальчиком что-то не так, Елена заметила еще когда ему было полтора года. Лёша почти не говорил, не смотрел в глаза, не выполнял просьбы, в одиночку играл в одни и те же игры. Диагноз «аутизм» Лёше поставили в четыре года. Сегодня Лёша умеет мыть руки, разогревать еду, убираться и проверять электроприборы. Но больше всего мама гордится тем, что сын умеет читать.

— Врачи говорили, что Лёша никогда не научится читать. Для меня, как для филолога, это было настоящим ударом. Но мы, как и всегда, пробрались через тернии к звездам. На то, что он не умеет считать, мне правда все равно. Хотя немного, наверное, он все-таки понимает: недавно сам впервые купил попкорн и подарил его мне. Я наблюдала за ним издалека и очень переживала. Леша сам поговорил с продавцом, отдал ему нужную купюру и забрал сдачу.

Занятие подходит к концу. Пока Лёша рисует на полу, еще один воспитанник центра — Паша — стоит на синем шаре для эквилибристики. Он держит баланс и умело жонглирует двумя мячиками. Елена протягивает ему третий. Сначала подросток отнекивается, а потом все-таки усложняет себе задачу. И у него получается.

«Чтобы научить нас»

— В нашей стране есть различные ступени образования и их выбирают исходя из собственных способностей: училища, университеты, техникумы. Думаю, у ребят с аутизмом тоже должен быть такой шанс, — говорит Елена Пинчук.

К детям с аутизмом, говорит специальный педагог, дефектолог Людмила Авшарова, нужно относиться точно так же, как и к другим людям. Несмотря на то, что ребята с РАС могут внезапно закричать, сесть к вам на колени или войти в любую открытую дверь — их не надо за это ругать. — Не бояться и не злиться — это, пожалуй, главные правила взаимодействия с человеком, у которого есть аутизм. Ведь если он почувствует ваше раздражение, то его отрицательные эмоции только усилятся. Они чувствуют наши эмоции на два шага вперед, нам бы стоило у них этому поучиться, — заключила Людмила Авшарова. — Не стоит раздавать советы маме и оценивать ее воспитательские навыки. Лучше просто оставаться толерантным. Все мы разные. И очень важно понимать и принимать другого таким, какой он есть.

Анастасия Добровольская

Фотографии Глеба Ильинского

Опубликовано в «Приморской газете» 1 июня 2018 года

Поделиться
 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Мы будем благодарны за любую помощь. Все средства пойдут на развитие проекта «Маленький принц».

Спасибо!

Разработка сайта: Яковлева Анастасия