Особенный мир искусства

Опыт театральной компании Phamaly из Денвера

215Те, кто изо дня в день работает с детьми и подростками с особенностями развития, точно знает, что очень важно верить в них. Не идеализировать, но и не занижать планку. Видеть возможности там, где они не всегда на поверхности. В прошлом номере «Новой газеты во Владивостоке» (№ 463 от 18 октября) мы рассказывали о Ванессе Гилл, девушке с синдромом Аспергера (одна из форм аутизма), которая сегодня занимается разработкой компьютерной игры для детей. И уже специальные педагоги признали, что, действительно, люди с аутизмом могут реализовываться в сфере компьютерных технологий. Но это лишь один из множества вариантов. А в каких еще профессиях, сферах деятельности могут найти себя люди с ментальными особенностями?

Иногда, когда родители аутичных детей с надеждой и тревогой одновременно ждут то ли приговора, то ли прогноза, мы полушутя говорим, что ваше место, мол, будет в институте искусств. Естественно, когда есть основания для таких шуток. И действительно, мир искусства часто становится своего рода пристанищем для многих чудаков и «белых ворон». Мир, где условности более размыты и быть оригиналом не то что не возбраняется, но и в каком-то смысле достойно. Недаром все чаще мы слышим о таком явлении, как «особый театр», и сегодня мы расскажем о театральной компании Phamaly из Денвера, штат Колорадо.

Художественный руководитель этого необычного коллектива, Рейган Линтон, 16 лет назад попала в автокатастрофу, и именно театр помог, по ее признанию, «выйти из своей скорлупы и привыкнуть к своему креслу-каталке». Театральное искусство очень терапевтично. «Я вижу это и на примере других актеров, — рассказывает Рейган. — Вообще во всем мире опыт людей с инвалидностью показывает, что театр помогает им утверждать себя и свое мнение. Мне повезло: моя семья помогла мне понять, что я тоже могу быть актрисой».

У всех актеров Phamaly есть инвалидность, которая может быть как физической, так и ментальной. Бывает, что участниками труппы становятся люди, которые не имеют возможности выражать себя вербально, но кто-то может пользоваться языком жестов. Бывают актеры с эмоциональными проблемами. «Вот как раз в этом подборе актеров у нас есть люди, которые испытывают, например, синдром тревоги, депрессии, — продолжает рассказывать Рейган о своей труппе. — Это все те синдромы, с которыми актеры не могут выступать в других театрах, а здесь у них есть такая возможность. Также мы стараемся больше привлекать к своей творческой работе и детей.

У нас достаточно уникальная компания, в США сложно найти подобную. Есть, конечно, «особые» театры, но ни одна компания не ставит мюзиклы. В 1989 году мы начали именно с них, сейчас ставим еще и драматические произведения. Наша миссия — вдохновлять людей на переоценку инвалидности через профессиональный театр».

Уникальным Phamaly делает еще и то, что пьесы, которые театр ставит, пишут сами актеры. С руководством компании нередко связываются драматурги, которые тоже претерпели травму и хотели бы, чтобы их работы поставили. «Мы об этом думаем, — говорит режиссер. — Сейчас решаем вопрос, как именно ставить новые пьесы».

— Обычно мы выступаем в традиционных театрах на обычной сцене, но сейчас идет репетиция выездного спектакля, и она связана с конкретным местом. — Мы с Рейган находимся в это время в жилом комплексе, который является не чем иным, как старинной гостиницей, переделанной в жилой дом для престарелых и инвалидов. — Совместно с менеджментом этого комплекса мы решили поставить здесь свои произведения. Для нас это новая модель, потому что здесь мы работаем и с руководством, и с жильцами, для того чтобы дать им возможность получить театральный опыт. Сейчас мы будем играть пьесу, которая называется «Харви», и автор ее — американский драматург родом из Денвера.

Пока репетиции идут в этом жилом доме, участники труппы потихоньку приглашают на них его обитателей: «Пусть они сидят смотрят, а то поначалу с настороженностью относятся к тому, что такое театр», — улыбается Рейган. На вопрос, как стать участником коллектива, она рассказывает, что театр проводит открытые прослушивания, ведет различные классы, давая своим актерам опыт, который может помочь им пойти на кастинг и в другие коллективы.

Актерское мастерство отлично помогает развивать коммуникативные навыки, взаимодействие в группе. «В нашей труппе есть актер с аутизмом, который совершенно по-другому коммуницирует, и мы используем это безопасное пространство, для того чтобы развить у актеров эмпатию». Рейган не только актриса, но и социальный работник и сама иногда играет роль психолога для своей команды.  

Еще одной отличительной чертой Phamaly является его доступность, и не только для актеров, но и для зрителей.

Работники театральной компании, стремясь сделать просмотр представлений возможным для всех, используют для этого социальные истории, которые помогают людям с эмоционально-волевыми нарушениями подготовиться к вечеру в театре и готовятся для каждого события. Также Phamaly предлагает программы Брайля для всех основных шоу, и их можно попросить перед выступлением у сотрудников театра. Во всех помещениях можно найти кресла, доступные для людей на колясках. Зрителям с нарушениями зрения предлагается возможность испытать невербальные аспекты живого выступления: специально обученный человек описывает дизайн, костюмы, язык тела, движения и выражения лица актеров во время пауз в диалоге (тифлокомментирование).  

Также проводятся т. н. сенсорные дружеские выступления для людей с аутизмом, синдромом Дауна и сенсорными нарушениями (Autism Friendly). Такие представления подразумевают более низкий уровень звука, менее интенсивную освещенность. Поскольку людям с аутизмом бывает сложно долго сидеть на одном месте и молчать, то считается нормальным, что на таких «дружественных спектаклях» зрители могут вставать со своих мест и свободно разговаривать. Более того, в здании театра предусмотрены зоны, где можно отдохнуть от шума и большого количества людей и снять напряжение. Персонал Phamaly и добровольцы обучаются приспосабливаться к нуждам семей.

Театральная компания Рейган Линтон является членом группы театральных коммуникаций (TCG). Это большая национальная организация, в которую входят различные театральные школы, они изучают тенденции в театральном искусстве и публикуют свои издания. Здесь есть система поиска предоставления работы: организация помогает трудоустроиться тем, кто этого хочет. Также она собирает статистику, всевозможные данные и представляет интересы в конгрессе.

Достойный опыт, который стоит распространять. Особенно интересна тема не только творческой, но и профессиональной самореализации. Во Владивостоке тоже сегодня есть театры, которые работают с людьми с особенностями развития, и Мария Стратулат, руководитель инклюзивной театральной студии «Особые люди», актриса Приморского театра молодежи, навскидку перечислила профессии в театре, в которых гипотетически могли бы реализовываться люди с ментальными особенностями: работник сцены (тот, кто следит за чистотой зала и сцены), администратор (встречает), мастер в бутафорском цеху; работник цеха, следящего за чистотой костюмов; фотограф, сценарист. Также возможно участие в разовых актерских проектах, перформансах.

— Безусловно, театр обладает огромными ресурсами для реализации, — говорит руководитель еще одного владивостокского «особого» театра «Без границ» Ольга Таранова. — Вообще театральная педагогика используется и психологами, и педагогами, необязательно театральными, и это вообще очень прогрессивная вещь, и работать можно с абсолютно разными категориями людей: и с детьми, и со взрослыми, здесь и реабилитация, и развитие в разных сферах. Все что-то ищут в этом и что-то находят, и это что-то — ты сам. Поиск себя через искусство, себя в этом мире, честное отношение с самим собой – это главное, наверное. Я думаю, это и есть самореализация. Что касается профессиональной самореализации, здесь у меня некоторые сомнения. Профессиональный театр – очень жесткая вещь. Но мне кажется, что если полюбить театр как искусство, то можно найти себя не только в актерском мастерстве. Ведь театр — это не только актерство.

— В целом театр — это большой механизм, где есть много цехов, не только актерских, — солидарна с коллегой Мария Стратулат. — Я думаю, что «особенные» люди неплохо могли бы себя проявить, например, в бутафории, там, где они могут применить какую-то прикладную историю, творческую. Но сложность в том, что все эти места уже заняты и вряд ли появятся какие-то дополнительные ставки. Вот в чем трудность в данный момент в нашем мире. Но если решить эту проблему, то будет замечательно.

И вот такой диапазон возможностей только в одном театре! И если вопрос только в свободных ставках и создании дополнительного рабочего места для одного-двух человек с инвалидностью в каждом заведении? Не самая ли это решаемая задача из тех, что героически решают изо дня в день педагоги, родители и сами люди с особенностями развития?

Елена Пинчук

Опубликовано в «Новой газете во Владивостоке» 25 октября 2018 года

Поделиться
 
Комментарии  
# Владимир Кошкин 29.10.2018 07:15
Не самая. Работы и здоровым людям не хватает.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Владимир Кошкин 29.10.2018 07:21
Я уже давно не могу написать ни одной книги, хотя несколько раз за это дело принимался. Почему? Потому что чувствую, и нередко, что книги эти пустые, ничему хорошему не учат, никому не приносят добра. "Мир искусства" - прекрасная вещь, пока не оказывается поперек нравственности и "самореализация " не оборачивается голым эгоизмом.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Мы будем благодарны за любую помощь. Все средства пойдут на развитие проекта «Маленький принц».

Спасибо!

Разработка сайта: Яковлева Анастасия